Монахов Владимир Александрович Чернобылец Биография

Максимов Константин Николаевич Депутат Народного Хурала (Парламента) Республики Калмыкия; родился 5 августа 1937 г. в г. Краснодаре; окончил Московский государственный историко-архивный институт по специальности «организация государственного делопроизводства» в 1965 г., доктор исторических наук.

Монахов К. Н. в 1981 году окончил 1 Ленинградский медицинский институт им. акад. И. П. Павлова, там же в 1981 -1983 гг. обучался в клинической ординатуре по специальности кожные болезни.
После окончания клинической ординатуры работал в должности старшего лаборанта кафедры и врача клиники дерматовенерологии.
В 1991 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Ранняя диагностика хронически протекающей системной склеродермии», после чего был избран на должность ассистента кафедры дерматовенерологии.
В этом качестве работал до 1997 года, в дальнейшем — на должности доцента кафедры.
В 2000 году защитил докторскую диссертацию на тему «Кожные и респираторные проявления атопии». В 2002 году избран на должность профессора кафедры дерматовенерологии Санкт-Петербургского медицинского университета имени академика И. П. Павлова.
Врач высшей категории.
Является автором пяти учебно-методических пособий для студентов.
Опубликовано 72 научные работы.
Помимо преподавательской деятельности на кафедре дерматовенерологии, читает лекции и проводит практические занятия на цикле усовершенствования по аллергологии.
Ведет большую научную работу по теме: «Изучение вопросов патогенеза и разработка методов терапии аллергодерматозов». Основные научные интересы связаны с изучением особенностей эндокринного статуса и вегетативной нервной системы, а также рациональной наружной терапии и средств «базового» ухода за кожей больных атопическим дерматитом.
Является членом Санкт-Петербургского научного общества дерматовенерологов имени В. М. Тарновского.

Асаул Анатолий Николаевич Профессор кафедры «Экономика строительства» Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета с 1999 г.; родился 31 октября 1948 г. в п. Решетиловка Полтавской области Украинской ССР; окончил Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта в.

Александр Панкратов-Черный — биография, новости, личная жизнь

В детстве Александр мечтал о клоунаде, а его мать — о карьере военного для сына. «Мама была категорически против того, чтобы я поступал в театральное. Ведь мы очень бедно жили. Она хотела, чтобы я был военным — в то время это было престижно, хорошо оплачиваемо. И мама говорила: «Ты же у меня страшненький, какой из тебя артист? А за офицерами девчонки симпатичные бегают, глядишь, у тебя невеста – красавица будет». К тому же по материнской линии все были военными», — рассказывал он.

Панкратов-Черный рассказывал: «Знаете, разгульный образ жизни я считаю здоровым. Больной человек разгульный образ жизни вести не может. Повеселиться, погулять, погусарить – это святое дело. Но скоро уже два года как не пью, завязал. Похоронил друга Сашу Фатюшина, и так плохо мне стало после похорон, что дал себе слово бросить. Я очень переживал, что такой суперталантливый артист так рано ушел из жизни. Сколько в нем было желания жить, работать! И вдруг раз – человек уходит из жизни. А дай, думаю, остановлюсь. И остановился. Надо еще в жизни что-то успеть сделать. Но что самое интересное, раньше меня все осуждали за то, что пью, хулиганю, а сейчас, кажется, меня осуждают за то, что я стал трезвенником».

Известен также как поэт. Первые стихи стал писать в 1960-е годы, но занятия поэзией возобновил только в 1990-е годы. В 1996 году вышел в свет первый сборник его стихов. На его стихи была написана песня «Кружиться кружиться», которую в финале фильма «Трам-тарарам, или Бухты-барахты» исполнили Михаил Линк и ансамбль «Неужели». Его молитва «Господи, дай же мне волю» была утверждена Синодом РПЦ МП для открытия Храма Христа Спасителя и исполнена Иосифом Кобзоном. В 2009 году Александр Васильевич получил литературную премию «Петрополь». Имеет также премии имени Пушкина, имени Франца Кафки и премию Ксении Блаженной.

Первая жена — актриса Вероника Изотова, дочь актёра Эдуарда Изотова. Брак продлился всего полгода, разошлись они со скандалом. В отношениях с Изотовой возникла история, противоположная ситуации с Семиклетовой: если в первом случае актер отрицал свое отцовство, а его экс-возлюбленная доказывала, что отец именно он, то во втором Панкратов-Черный претендует, что он — отец Дины, которую родила Изотова. Тогда как Вероника настаивает, что отец девочки — ее муж Валентин Бубенцов (она дважды выходила за него замуж — до брака с Панкратовым-Черным и после).

В 2000-е блестяще исполнил роль директора варьете Лиходеева в сериале «Мастер и Маргарита». Запомнился также главными ролями в фильмах «Продаётся дача» (ветеринар Фёдор Степанович), «Улыбка Бога, или Чисто одесская история» (Рыжак), «Остров ненужных людей» (Альберт Быков), «Контуженый, или Уроки плавания вольным стилем» (мэр Муровска Андрей Андреевич Брусков).

Первая роль принесла успех Панкратову-Чёрному, его начали приглашать в другие киноленты. В 1983 г. он появился в картине «Мы из джаза», позднее Александр неоднократно называл этот фильм своей лучшей работой. Комедия была высоко оценена критиками и зрителями, она принесла актёрам славу по всей территории СССР.

В 1985 году Александр блестяще сыграл чечёточника в картине «Зимний вечер в Гаграх». В 1987 г. популярность артиста достигла своего пика. Это произошло благодаря съёмкам в комедии «Где находится нофелет?». В ней Панкратов смог проявить одновременно комический и драматический талант.

В 1999 году актёр участвовал в выборах в Государственную Думу. Его кандидатуру выдвинули участницы материнского комитета по борьбе с детской наркоманией. Женщины хотели, чтобы известный человек привлёк внимание к этой проблеме, смог представить их организацию на высшем уровне. Но журналисты жестоко раскритиковали попытки Панкратова, позже он отказался от этой идеи.

Саша Панкратов рос в многодетной семье, у него было трое братьев и сестёр. Их родители были потомками сосланных казаков. Отец, Василий Гузев, прошёл войну, получил множество серьёзных ранений. Он погиб, когда сыну исполнилось три года. Агриппина Панкратова осталась вдовой, ей пришлось самостоятельно поднимать четверых детей. Потом начались годы голода, и двое малышей умерли.

Ещё в юности Саша пробовал писать стихи и рассказы. В 1996 г. он выпустил поэтический сборник, но писательство так и осталось на уровне хобби. Тем не менее в 1999 г. актёра приняли в Союз писателей. Он выпустил ещё несколько книг: «Шаги к стихам» и «Хочу сказать». Последняя из них была награждена премией «Петрополь».

Александр Панкратов-Черный

После этого Панкратов-Черный взялся за создание собственных фильмов, но их не желали показывать из-за остросоциальных тем. Первая режиссерская работа «Взрослый сын» оказалась вся «изрезана», многие сцены были удалены, а его самого обвиняли в «антисоветщине». На съемках ленты новоиспеченный режиссер пережил микроинфаркт — об этом он рассказал в передаче «Судьба человека» в 2022 году. Тогда Александру Васильевичу было 27 лет. Врач сообщил, что спасло его только то, что он родился недоношенным и сердце было меньше, чем у обычного человека, а стенки органа больше.

Панкратов-Черный известен общественности и в качестве поэта. Он начал писать еще ребенком, сочинив обидный стишок в ответ на частушку-нескладушку местного мальчишки. Но дедушка звезды был против увлечения, считал это несерьезным занятием, поэтому творить приходилось тайком.

Вопреки воле родительницы, после 8-го класса Саша уехал в Горький (Нижний Новгород) и поступил в местное театральное училище. Для семьи, еле сводившей концы с концами, это было сложное время. Покинув родительский дом, юноша голодал, а мать, чтобы хоть как-то помочь, раз в месяц присылала посылку с несколькими картофелинами.

В 1983 году вышел фильм «Мы из джаза», где артист воплотил музыканта Степу Грушко. По признанию знаменитости, до съемок в картине он даже не имел представления о таком жанре, как джаз, и не умел играть на инструментах. Но в итоге артист вжился в образ настолько хорошо, что ему поверили даже профессионалы.

Панкратов-Черный не исчезал с экранов и в сложные для кинематографа 90-е. За этот период он пополнил фильмографию множеством проектов, среди которых можно выделить «Караван смерти». Драматичная лента удостоилась приза зрительских симпатий на кинофестивале в Сан-Рафаэле.

Генеральный директор АКБ ТОКОБАНК с 1991 6 г.; родился 15 января 1938 г. в г. Москве; окончил Московский финансовый институт в 1961 г., доктор экономических наук, член-корреспондент РАЕН (1992); 1961—1963 — сотрудник Валютно-экономического управления Государственного банка СССР; 1963—1966 — сотрудник Эйробанка в Париже; 1966—1970 — сотрудник Государственного банка СССР; 1970—1980 — директор, вице-президент — генеральный директор Эйробанка в Париже; 1980—1991 — преподаватель Московского финансового института и Всесоюзного института повышения квалификации финансово-банковских работников; 1991—1996 — заместитель председателя правления акционерного коммерческого Агропромбанка; разрабатывал программы государственного регулирования банковской деятельности в капиталистических странах.

Константин Баскин: Я задал два вопроса по этому поводу в рамках прямой линии с президентом, они не были оглашены, но, по прошлым эфирам, на вопросы обязательно приходят ответы. Я задал вопросы, связанные с судами и главное — с переходом в Фонд социального страхования, с тем положением, в котором мы оказались. Они отвечают в течение месяца обычно, потому что президент ответил на 80 вопросов только, по-моему, а остальные все будут проработаны. Часто вопрос уходит ниже, и вам отвечает тот, на кого вы жалуетесь, несмотря на то, что президент не раз говорил, что нельзя спускать в ту инстанцию, на которую гражданин жалуется. Продолжив мысль Владимира Александровича, никакой надежды нет, что может быть встреча, президенту не до этого, председателю правительства не до этого, министерствам не до этого. Единственная возможность здесь — уход из этих бессистемных органов в системный орган — Фонд социального страхования. Это решение может быть принято, если чернобыльцы в субъектах Федерации обратятся в общественные организации, в свои Думы и правительства субъектов, и те выйдут на федеральный уровень. Но они этого пока не делают, потому что они заняты очень сложными другими вопросами, а здесь они работают в немножко другой системе.

Владимир Самуйленков: Я думаю, однозначно здесь ответить нельзя. Мы обращались в разные фракции Госдумы, и только Жириновский лично отреагировал на наше обращение. Им подан депутатский запрос заместителю генерального прокурора Российской Федерации, и, видимо, будет проведен анализ, проверка прокурорская. Чем она закончится — можем предполагать, что ничем. Почему так сложилось? Мне кажется, что депутаты приходят в законодательный орган не с той целью. Мы догадываемся, какая цель. И чернобылец для них — это мелочь.

Марьяна Торочешникова:То есть внутри сообщества ликвидаторов аварии сложилось неравенство по выплатам, потому что одни работали, а другие были, например, на службе по призыву в это время, так еще получается, что и в стране люди, которые в принципе получили увечья, стали инвалидами не в условиях Чернобыля, на производстве, находятся в лучшем положении, чем чернобыльцы.

Владимир Самуйленков: Полностью присоединяюсь к словам, сказанным Константином Ефимовичем и его коллегой. У меня вопрос более серьезный, и он связан с осуществлением моих конституционных прав, которые, в соответствии с конституцией, являются высшей ценностью, а обязанность государства — признать, обеспечить и защитить эти права. Нарушено мое конституционное право, регламентированное статьей 46-ой конституции, частью 1-ой, где каждому гарантируется судебная защита прав и свобод. Я, как и остальные чернобыльцы, обращался в 2007 году в суд по вопросу приведения моих сумм в соответствие с правовыми позициями, которые были выражены в постановлениях Конституционного суда 18П и 11П, всем нам известных. И суд удовлетворил мой иск, разрешил спор о моем праве на индексацию, суд назначил мне размеры компенсационных выплат, и суд обязал должника, а должником является орган военного управления, военный комиссариат Тамбовской области, государственный орган, индексировать размеры присужденных сумм в дальнейшем, исходя из уровня инфляции, определяемой федеральным законом. Решение состоялось, вступило в законную силу, но его не выполняют. И таких решений у нас в Тамбовской области около 300.

Константин Баскин: Никакого срока давности по установлению инвалидности не существует. Инвалидность была дана до 5-го закона, и 5-ый закон не может ее снять, опровергнуть или ликвидировать. Это безрассудство и своеволие местных органов. Звоните мне, мы с вами разберемся и попробуем найти решение.

Министр внутренних дел Республики Калмыкия с июля 2003 г. Родился в 1954 г. Работал в органах внутренних дел в Саратовской области. Некоторое время руководил группировкой МВД в Чечне. Занимал должность заместителя начальника Главного управления МВД РФ по Южному федеральному округу.. ..

Начальник управления ветеринарии комитета по сельскому хозяйству и продовольствию администрации Брянской области — главный государственный ветеринарный инспектор Брянской области с июня 1995 г. Родился 15 апреля 1961 г. В п. Мичуринский Брянского района Брянской области. Окончил Троицкий ветеринарный институт в 1983 г. 1983—1985 — старший ветфельдшер воинской части. В 1985 г. — заведующий ветеринарно-санитарной службой областной станции по борьбе с болезнями животных (г. Брянск). 1985—1989 — зав..

Генеральный директор АКБ ТОКОБАНК с 1991 6 г. Родился 15 января 1938 г. В г. Москве. Окончил Московский финансовый институт в 1961 г., доктор экономических наук, член-корреспондент РАЕН (1992). 1961—1963 — сотрудник Валютно-экономического управления Государственного банка СССР. 1963—1966 — сотрудник Эйробанка в Париже. 1966—1970 — сотрудник Государственного банка СССР. 1970—1980 — директор, вице-президент — генеральный директор Эйробанка в Париже. 1980—1991 — преподаватель Московского финансового института и Всесоюзного института повышения квалификации финансово-банковских работников. 1991—1996 — заместитель председателя правления акционерного коммерческого Агропромбанка. Разрабатывал программы государственного регулирования банковской деятельности в капиталистических странах..

Род. 24 сент. 1922 в Краснодаре. Композитор и музыковед. Участник Великой Отечественной войны. В 1955 окончил теоретико-композиторский ф-т Ленингр. Конс. Преподаватель муз. Училища в Краснодаре (1962—1967), Краснодарского ин-та культуры (с 1967, с 1972 зав. Кафедрой инструментовки). В 1975—1976 пред. Правления Краснодарской организации Союза композиторов РСФСР. Автор статей о рус. Классике, о сов. Композиторах, концертных рецензий, в т. Ч. «Культура села — достижения, перспективы&quot. (&qu..

Статс-секретарь — заместитель председателя Государственного комитета РФ по строительству и жилищно-коммунальному комплексу с июля 2000 г. Родился 30 июня 1945 в г. Москве. Окончил Варшавский государственный университет в 1968 г., Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова в 1969 г., аспирантуру МГУ им. М. В. Ломоносова в 1973 г., доктор физико-математических наук, профессор. 1969—1972 — стажер Института теоретической физики (г. Варшава, Польша). 1973—1982 — младший научный сотру..

Вас может заинтересовать ::  Короткий Телефон Альфа Банка Поработе С Проблемными Клиентами

Мысль, развившись до своего логического предела, способна убить. Вейнингер, не выдержав тяжести собственных открытий, застрелился. Толстой убирал с глаз долой веревку и ружьё. Однако лирический герой Монахова жаждет отнюдь не смерти, – это не выход. Ему нужна «стерильная вечность», бытие вне рождения-и-смерти, – то, что в буддийской философии принято именовать Татхатой:

Не знаю, как чувствует себя швейцарский поэт, тесно окружённый горами, зато какой простор у Владимира Монахова! Из Братска во все стороны, без конца и края – Россия. Не от того ли у него такое свободное дыхание, такой размах. Мне довелось (с лёгкой руки Анатолия Кобенкова) побывать в его краях, познакомиться с этим богатырского сложения человеком, чуть не сказал – сибирским медведем, – узнать его стихи, услышать, как он их читает перед театральным залом, как чутко и благодарно его принимает аудитория. С тех пор наши дружеские контакты (теперешние, электронные) не прерывались. И вот, наконец, его новая книга, его послание urbi et orbi – городу и миру.

В отрочестве он ходил в школу босиком, подражая Григорию Сковороде. Когда вырос, – уж не знаю, неосознанно или сознательно, – выстроил жизнь по его заповедям. «Счастие твоё и мир твой, и рай твой, и Бог твой внутри тебя есть», «У истины простая речь», «Мудрец обязан с гноя выбирать золото», «Без зерна орех ничто же есть, а без сердца человек», «Тот ближе всех к небу, кому ничего не надо», «Мир ловил меня, но не поймал» – узнаёте? И если вам в просторах Сети когда-нибудь попадутся его заметы со странным названием «запись(НОЧЬ)нушки», вы в них много найдёте от Сковороды.

«Одной строкой остаться в мире. » Однако у В.М. таких строк добрая сотня, коли не больше: «Апокалипсис страшен не гибелью, но постоянным продолжением», «Бойтесь поэта, стихи приносящего», «Красоту женских линий творит ненасытный взгляд мужчины», «Народ у нас хорош – людишки только дрянь», «Жизнь удалась: возможности пропиты», «Я узнан старым кладбищем», «Свет на всех один, а тьма у каждого своя!» … Ну, и так далее – по слову Хлебникова, любимого нашим героем.

Сразу на ум приходит пушкинское: «Он в Риме был бы Брут, в Афинах – Периклес…» В хэйанской Японии, где удачный стихотворный экспромт становился залогом карьеры, Монахов был бы придворным – в ранге как минимум тюнагона. В королевской Франции, где bon mot ценились на вес золота, В.М. фигурировал бы в списке Шаплена. У нас он – провинциальный журналист. Чёрт его догадал в России родиться с душой и талантом. Но пехотинец литературы повторяет вслед за восточными мудрецами «… я чувствую себя непобедимо, когда не побеждаю никого».

В официальном браке он состоял единственный раз с Вероникой Изотовой. Ходящая в сети информация, что у них есть общая дочь, не соответствует действительности. Во всяком случае, сама Вероника в своих интервью утверждает, что ее дочь к Александру никакого отношения не имеет, а рождена уже в другом браке.

Личная жизнь в биографии Александра Панкратова-Черного складывалась достаточно бурно. Еще в студенческие годы у него случился роман с Ириной Семиклетовой, итогом которого стало рождение дочери Светланы. Однако актер дочь своей так и не признал. Дело дошло до публичных выяснений отношений в эфире НТВ.

Александр по праву считается одним из лучших комедийных актеров России. Его неповторимую актерскую манеру не спутаешь ни с чьей другой. Не раз он удостаивался эпитета «Мистер Обаяние». Он – эталон жизнелюбия, настоящий мастер доброго, светлого юмора, виртуозно владеющий эксцентрикой. С другой стороны, он доказал, что способен и на серьезные драматические и даже трагические роли.

Александр проявил характер, и решил добиваться осуществления мечты о сцене. В 1968-м году он закончил Горьковское театральное училище. На фото тех лет довольно странно видеть Панкратова-Черного без знаменитых усов, ставших впоследствии неотъемлемой чертой его имиджа.

Всенародная слава обрушилась в 83-м году. Фильм «Мы из джаза» полюбился миллионам, а Александр показал себя блистательным острохарактерным, комедийным актером. Песня в его исполнении «А у окна стоял мой чемоданчик» немедленно стала народным хитом. В восьмидесятые годы он становится одним из самых востребованных актеров. Можно вспомнить такие фильмы, как:

— арт. оперы (лирико-драм. баритон). Начал сцен. деят-сть в 1909. В 1911 выступал на сцене моск. Большого т-ра, в 1912—17 — в Опере С. Зимина (Москва), в 1918 — в Одессе. В 1914 гастролировал в Риме, где пел партию Амонасро. Обладал красивым, сочным, хорошо поставленным голосом, драм. дарованием.

Др. партии: Борис Годунов, Шакловитый, Князь Игорь, Калашников, Виндекс, Демон («Демон» А. Рубинштейна), Лионель («Орлеанская дева»), Роберт («Иоланта»), Бес и Светлейший («Черевички»), Княжич Юрий, Онегин, Елецкий; Валентин («Фауст»), Риголетто, Яго, Жермон, Граф ди Луна, Скарпиа, Зурга, Эскамилио, Тонио, Альфио, Каскар. Партнеры: Дж. Ансельми, М. Закревская, Н. Кошиц, В. Лосский, В. Пикок, Г. Пирогов, Н. Сперанский, Ф. Шаляпин. Пел п/у Е. Плотникова, В. Сука.

Больше всего на аварийной станции нуждались в профессионалах. Пожарные предотвращали новый взрыв, откачивая воду под бетонной плитой реактора, шахтёры рыли тоннель длиной 150 м от третьего энергоблока, чтобы установить охлаждающую камеру на жидком азоте, а инженеры Курчатовского института прорезали автогеном уцелевшие стены для определения степени опасности. Вся страна мобилизовалась на оказание помощи пострадавшим районам, создалась фактически фронтовая ситуация. Был открыт счёт для пожертвований, на который в течение шести месяцев поступило 520 миллионов рублей. Завершающим этапом работы по укрощению ядерной энергии должно было стать строительство защитного саркофага для погребения «дымящего» реактора. Аналога такому объекту в мире не было, поэтому те, кто проектировал и строил его в условиях, приближенных к боевым, настоящие герои Чернобыля.

На место эвакуированных жителей, которые покидали заражённую территорию в течение недели, с первых часов аварии въезжали специалисты для работы на АЭС, воинские части. Позднее их стали называть ликвидаторами. 600 тысяч человек было привлечено к устранению последствий катастрофы после обращения Президента Горбачёва по телевидению спустя 18 дней с начала трагических событий.

Одним из первых очевидцев, снявших реактор после аварии, был оператор агентства новостей Игорь Костин. Он увидел картину полного разгрома, словно после атомной войны. Последствия чернобыльской аварии – это не только выброс ядерного топлива, но и сильнейшее радиоактивное заражение на площади 200 тысяч квадратных километров. Тлеющий реактор продолжал выбрасывать радиоактивный газ и пыль в атмосферу, это необходимо было остановить. Не исключалась возможность повторного взрыва из-за опасности, что под реактором треснет бетонная плита, и магма соединится с водой.

Уровень радиации над реактором в 9 раз превышал смертельную дозу, температура воздуха на высоте 200 метров составляла 120-180 градусов. В условиях горячего радиоактивного воздуха и опасности для жизни солдаты практически голыми руками сбрасывали мешки весом 80 кг, а пилоты совершали до 33 вылетов в сутки, сразу получая радиацию в 5-6 рентген. Потребовалось 6 тысяч тонн смеси, чтобы на 35 % снизить выброс смертельно опасных веществ. Среди вертолётчиков есть Герои Советского Союза. Один из них – Николай Мельник, опустивший в реактор с высоты шестисоткилограммовую трубу с измерительными приборами, чтобы узнать природу процессов внутри во избежание повторных взрывов. Эта филигранная операция вошла в историю под названием «Игла».

Четыре дня он оставался на рабочем месте, устраняя последствия Чернобыльской аварии и обеспечивая безопасную эксплуатацию первых трёх блоков АЭС. От несовместимой с жизнью дозы радиации Александр Лелеченко скончался 7 мая, уже в двухтысячных получив посмертно звание Героя Украины.

Глубокие чувства комика с лукавыми глазами

Теперь его интересовала не только актерская деятельность — Панкратов поступает на режиссерское отделение ВГИКа. Александр начнет режиссировать кино намного позже, уже во взрослом возрасте. А сейчас с удовольствием окунулся в сказочную атмосферу чудесной жизни столичной театральной и киношной богемы. Именно во ВГИКе у него появилась вторая часть фамилии. Дело в том, что на одном курсе с ним учился полный тезка — Александр Васильевич Панкратов.

А вот по поводу тех комедий, которые российский кинематограф предлагает сегодня, актер отзывается нелестно. Говорит, что кино в нашей стране переживает тяжелые времена. И если раньше киношникам приходилось несладко из-за диктата цензуры, то сегодня во главе угла стоит продюсер, который часто не имеет отношения к искусству, но диктует свои правила.

Со слов Панкратова, он сразу поверил и стал действительно высылать деньги, а также помог с квартирой, когда бывшей пассии потребовалось решить квартирный вопрос. Спустя годы она снова отыскала его уже в Москве. Узнавший к тому времени, что ребенок не от него, а от другого небезызвестного актера, Александр Васильевич затребовал тест ДНК. Чем закончилось дело, неизвестно, но некоторые источники продолжают приписывать актеру внебрачную дочь.

От мрачных мыслей Сашка любил сбегать на улицу и устраивать целые представления. Больше всего на свете мальчик любил смешить людей, ведь ничто не дает такой надежды на счастливое будущее, как улыбка. Саша рассказывал всем, что мечтает стать клоуном и посвятить улыбке жизнь. Но мама была настроена на другую профессию. Она надеялась, что сын сделает военную карьеру. Это было престижно, к тому же государственное обеспечение не оставило бы ребенка голодным.

«Мало душевного и духовного! Я уже не говорю о детском кино: совсем ничего не снимают для детей. О комедиях вообще говорить смешно. Меня считают комедийным актером, присылают сценарии, как они считают, комедий. Читаешь — за голову хватаешься! Даже представления не имеют о природе комедийности. Или пишут сценарии за гранью — очень пошлые и некрасивые», — говорит актер.

Л-жизнь — в новом формате

ЧЕЛОВЕК Монахова переживает множественные метаморфозы: из Воробьева превращается в Воробьева-Гоголя, а из по-следнего – в старика с «говорящей», многозначительной «писательской» фамилией Фицджеральд. Грани между этими множественными «я» не существует, так же, как и не существует разделения героя и автора, хотя между ними и идет непрерывная, непрекращающаяся борьба за право поставить «последнюю точку».

Валерий Александрович Воробьёв вел привычную правильную трудовую жизнь провинциального мастерового человека в заштатном сибирском городке, где с одной стороны плотины гидростанции плескалось рукотворное, заплывшее жиром промасленного промышленностью многоводья море, а с другой – обрубок рукава реки, потерявшей среди людей в результате технологических переустройств исконное историческое название. Воробьёв здесь родился, похоронил отца и мать, выдал замуж двух дочерей. А попутно где честным, а где и рисковым трудом сколотил небольшой капиталец, который вложил в авторемонтную мастерскую. Конечно, авторемонтная мастерская – сказано слишком сильно, поскольку это был обычный, оставленный ему в наследство отцом кооперативный гараж, который новый владелец значительно расширил и технологически обустроил.

«Бог-Творец» превратился в «Бога-Дизайнера», замечает Монахов в одной из своих прозаических миниатюр. Что ж, это и объясняет стремление ЧЕЛОВЕКА Монахова обрести собственную мастерскую, создать из этого «ветхого старого мира» не приятный для глаза «новодел», а мир, достойный обобщенному «Я» автора.

Ответ на этот вопрос у писателя связан с «нахождением последней точки», то есть успешной самоидентификации,самодетерминации лирического героя. Именно эта упорная идея руководит Валерием Александровичем Воробьевым, «про-писанным» в одном из самых интересных циклов новелл Владимира Монахова под названием «лЖИЗНЬ», связанных автором придуманным им жанром плагиАРТа. Поиск «последней точки» – это и есть самоидентификация. Воробьев совершает этот важный для него (и автора) поиск на страницах творимого романа. Неотступно, шаг за шагом, продвигается Воробьев к заветной цели для того, чтобы прийти к неожиданному открытию: «. литература не поддается окончанию, никакой роман не имеет последней точки, а лишь многоточия, за которыми следует новое коммерческое предложение Бога или Дьявола. Это кому как угодно».

В мастерской Валерий Александрович проводил за работой не только будни, но и выходные, порой переходящие в праздники, которым не было в нашей стране конца. По молодости Валерий Александрович любил праздновать, но чем старше становился, тем меньше находил в праздности душевной утехи, тем более что с главным грехом русского человека он давно крепко-накрепко завязал. Однообразие рабочих дней его не пугало, Валерий Александрович скрашивал трудовые будни музыкой The Beatles и Deep Purple, регулярно читал толстые философские журналы и не менее внушительные книги, которые брал в местной библиотеке, – в провинции такие издания водились, но мало кто в них заглядывал. Единственными конкурентами автомастера были студенты-заочники, которые в книги заглядывали, но мало что в них понимали, да и не стремились к этому, главное – запомнить основные постулаты и сдать экзамен. И когда Валерий Александрович сталкивался с таким охотником или охотницей за дипломом, то уж не упускал возможности блеснуть своей образованностью, следуя современной присказке: резал правду матку, да так, что правда умирала, а матка оставалась.

Монахов Владимир Александрович Чернобылец Биография

Родился 28 июня 1949 года в деревне Конево Алтайского края. Отец – Гузев Василий Трофимович. Мать – Панкратова Агриппина Яковлевна (1910–2000). Супруга – Монахова Юлия Владимировна, выпускница киноведческого факультета ВГИКа, дочь выдающегося кинооператора В.В. Монахова, снявшего фильмы «Попрыгунья», «Высота», «Судьба человека», «Оптимистическая трагедия» и др. Сын – Панкратов Владимир Александрович (1980 г. рожд.), артист (эстрадно-цирковое училище, ГИТИС, мастерская В. Гаркалина.
Предки Александра Панкратова по отцовской линии были черниговскими казаками, а по материнской – донскими. Четыре поколения казаков Панкратовых служило в Собственном Конвое Его Императорского Величества. В 1927 году семью репрессировали в ходе «расказачивания» и сослали на Алтай, в деревню Конево.
Отец, Василий Трофимович, прошел Великую Отечественную войну, в 1952 году умер от старых ран. Потеряв кормильца, семья испытывала сильную нужду. Двое детей Александра умерли от голода, и мать, Агриппина Яковлевна, сделала все возможное, чтобы Александр выжил. С 6 лет ему приходилось работать – возить копны с сенокоса. Игрушек, радио и электричества не было, но два раза в месяц в деревню привозили кино, которое Александр сразу полюбил. Еще в Конево была очень хорошая библиотека, собранная политическими ссыльными.
В детстве Панкратов мечтал стать клоуном, но мать была категорически против того, чтобы он поступал в театральный институт. Агриппина Яковлевна мечтала, чтобы сын, как и все предки по ее линии, стал военным. Но после окончания семилетки он все-таки поехал поступать в Горьковское театральное училище — маленький, в сандалиях на босу ногу и с авоськой в руке, где вместе с продуктами лежала рубашка для поступления. Так Александр Панкратов начал свой нелегкий путь в искусство. Поступая в театральное, он знал, что нужно рассчитывать только на себя. Но в тяжелые времена актеру всегда помогали пережить трудности веселый нрав, легкий характер и природный авантюризм, который он сам называет «способностью к фантастическим выходкам». Судьба дарила Александру встречи с великими людьми. В годы учебы в Горьковском театральном училище он подружился с Е. Евстигнеевым, имя которого училище стало носить спустя годы.
В 1968 году Александр Панкратов окончил актерский факультет Горьковского театрального училища и до 1971 года работал в Пензенском областном театре драмы. Затем он уехал в Москву и поступил на режиссерский факультет ВГИКа в мастерскую Е.Л. Дзигана (1971–1976).
Именно во ВГИКе у фамилии Панкратова появилась приставка Чёрный, которой он обязан цвету своих волос и тому, что на курсе оказался однофамилец. Дипломной работой Александра Панкратова–Чёрного стал короткометражный фильм по мотивам рассказов В.М. Шукшина «Штрихи к портрету». Увидев курсовую режиссерскую работу «Урок» на кинофестивале в Мангейме, Андрей Михалков-Кончаловский предложил Александру стать ассистентом по реквизиту и сыграть небольшую роль Сашки в своем фильме «Сибириада».
Настоящую славу Панкратову-Чёрному принесла роль разбитного музыканта-самоучки Стёпы в картине Карена Шахназарова «Мы из джаза» (1983), где актер впервые получил возможность выступить во всем блеске своего комедийного таланта.
В 1985 году зрители увидели фильм «Зимний вечер в Гаграх», где Панкратов-Черный сыграл молодого артиста-чечеточника Аркадия Грачёва в великолепном дуэте с Евгением Евстигнеевым. Вышедшая в 1987 году картина «Где находится нофелет?» Геральда Бежанова стала хитом проката, а картины «Курьер» (1986, роль Главного редактора), «Десять лет без права переписки» (1990, роль Кольки) сразу запомнились зрителям.
Всего в творческом арсенале актера десятки работ в кино. Среди них: «Моментальный снимок» (Сычёв), «Шанс» (1984, эпизод), «Действуй по обстановке» (1984, Жор-циркач), «И вот пришёл Бумбо. » (1984, Ахмет), «Жестокий романс» (1984, Офицер), «Первая Конная» (эпизод), «Батальоны просят огня» (1985, эпизод), «Знай наших!» (1985, Петька), «Битва за Москву» (Капитан Княшко), «Повод» (эпизод), «Нужные люди» (1986, Директор ресторана), «Я тебя ненавижу» (1986, Юлик), «Забытая мелодия для флейты» (1987, Городничий), «За кем замужем певица?» (1988, Гена), «Происшествие в Утиноозерске» (1988, Жгульев), «Артистка из Грибова» (1988, Дулин), «Белая кость» (1988, Грант Даниелян), «Часовщик и курица» (Таратута), «Перед рассветом» (1989, Васька Штырь), «За прекрасных дам!» (1989, Виктор), «Наутилус» (1990, Моряк), «Бабник» (1990, Гнасюк), «Испанская актриса для русского министра» (1990, Председатель кооператива), «Отель “Эдем”» (1991, две роли: Саша и Ангел-хранитель), «Караван смерти» (1991, Прапорщик Марьин), «Кикс» (1991, Леонид), «Небеса обетованные» (Сидорчук), «Очаровательные пришельцы» (1991, «органы»), «Русские братья» (1991, Есаул), «Новый Одеон» (1992, несколько ролей), «Устрицы из Лозанны» (1992, Роман Лебедичкин), «Официант с золотым подносом» (1992, Боцман), «Воздушные пираты» (1992, Сотрудник КГБ), «Ребёнок к ноябрю» (1992, «Граф»), «Заложники дьявола» (1993, Жора), «Альфонс» (1993, Саня Ребров), «Запах осени» (1993, Врач), «Я сама» (1993), «Зефир в шоколаде» (1993, Отец), «Личная жизнь королевы» (1993, Король ТугоУхо XLVIII), «Трамтарарам, или Бухтыбарахты» (1993, Макаровский), «Охламон» (1993), «Импотент» (1996), «Аферы, музыка, любовь» (1997), «Классик» (1998), «Омпа» (1998), «Ультиматум» (1999), «День святого Валентина» (2000), «Агент в мини-юбке» (2000), «Сдвинутый» (2002), «Москва смеется» (2003), «Красное небо» (2003), «Мастер и Маргарита» (2005, Стёпа Лиходеев), «Продаётся дача» (2005), «Сотворение любви» (2005), сериалы: «Любовь + Кохання», «Студенты», «Воротилы» (2006), «Крик в ночи» (2006). Одна из последних работ актера – картина под рабочим названием «Да не судимы будете» Бориса Бланка по пьесе М. Горького «Старик», где Александр Панкратов-Чёрный играет Харитонова.
Фильмом «Взрослый сын» (1979) А.В. Панкратов-Чёрный дебютировал как режиссер-постановщик (почётный диплом за успешный режиссерский дебют на ВКФ в Душанбе, 1980). Им поставлены фильмы «Похождения графа Невзорова» (1982), «Салон красоты» (1985), «Система “Ниппель”» (1990).
Александр Васильевич — всесторонне одаренный человек. Еще в 1960-х годах, будучи студентом театрального училища, он писал стихотворения, которые печатались в журналах «Волга», «Юность», газетах «Советская культура» и «Комсомольская правда». На первый взгляд, стихи Панкратова-Чёрного пессимистичны, но все-таки в каждом из них есть стремление уйти от «молчания к крику», от «сырости и дождя к солнечному лучу». Александр Васильевич – автор молитвы «Господи, дай же мне волю». Впервые эту молитву, утвержденную Синодом, на открытии храма Христа Спасителя исполнил Иосиф Кобзон. На стихи Панкратова-Черного пишет музыку композитор Луиза Хмельницкая. В 1996 году вышел его первый сборник лирики «Шаги к стихам». В работе над стихами, их редактировании ему всегда помогает супруга Юлия. Цикл стихотворений Александра Панкратова-Черного опубликован и в британском «Королевском журнале», главным редактором которого является королева Великобритании Елизавета II. В 2007 году готовился к выходу двухтомник стихотворений Александра Панкратова-Черного о вере, о любви, о матери, о России. Составитель сборника – Марина Тарковская, сестра великого кинорежиссера.
Жизнь часто сводит Александра Панкратова-Чёрного с людьми, которые протягивают ему руку помощи. Он благодарен Андрею Михалкову-Кончаловскому, который всегда помогал ему, в том числе давая добрые, умные, талантливые советы. С годами он приобрел популярность, которая позволяет ему помогать другим. Александр Васильевич много лет является президентом детского спортивного фонда «Наше поколение», который курирует детские дома и известен в Москве школой дзюдо, выходящей на мировой уровень. Благотворительностью Панкратов-Чёрный занимается совершенно осознанно. Для него главное — поддерживать тех, кто в этом нуждается, ведь и его в свое время поддержали многие из тех, кого уже нет в живых, и те, кто остается рядом.
Сын Александра Васильевича, Владимир Панкратов, тоже стал актером. По убеждению Александра Васильевича, дело здесь не в генах, а во влиянии великих актеров Ю.В. Никулина и Б.С. Брунова, с которыми дружила их семья. Когда все собирались на какое-нибудь семейное торжество, Володя часто пародировал друзей отца, чем приводил всех в восторг. Они говорили: «Вовка, бросай журналистику и иди на эстраду, у тебя талант». И он пошел. Владимир пишет стихи и рассказы. Играет на фортепиано и гитаре, поет на русском и английском языках, в том числе песни собственного сочинения. Интересуется мировыми кинематографом и музыкой 1950-х годов. В настоящее время занят постановкой собственного моноспектакля «Выход есть!».
В конце 1996 года Панкратов-Чёрный выступил в новом для себя качестве – ведущего телепередачи «Балда», а уже в начале 1997 года вместе с Л. Якубовичем принял участие в новой программе ОРТ «Колесо истории». Если вспомнить игру Александра Васильевича в клипе Ларисы Долиной «В ресторане», можно не сомневаться в том, что возможности актера и режиссера далеко не исчерпаны.
А.В. Панкратов-Чёрный награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, орденами Русской православной церкви Святого Владимира (как автор молитвы) и Чести (за благотворительную деятельность при восстановлении храма), а также общественными наградами: орденами Петра Великого I и II степени и Ломоносова (Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка), Кутузова, орденом «Служение искусству» («За бескорыстное и самоотверженное служение искусству, за возрождение высоких духовных идеалов») и золотой звездой ордена «Слава нации» I степени (2007, «За благородство помыслов, за беззаветное служение идеалам добра и милосердие») Благотворительного общества «Добрые люди мира», орденом Общественной академии возрождения благородных дел во славу Отечества «За благородные дела во славу Отечества», орденами «Миротворец» I и II степени, звездой «Миротворец» II степени, орденом «Во имя жизни на Земле» («За благородство помыслов, за беззаветное служение идеалам добра и милосердие»), орденом «Профессионал России» (2006, общественного движения «Культурная Россия»), другими общественными наградами.
Отмечен почётной грамотой «За активную гражданскую позицию в сфере противодействия наркоугрозе», грамотой и призом «За вклад в развитие искусства кинокомедии» Открытого российского фестиваля кинокомедии «Улыбнись, Россия!» (Ярославль, 2003), грамотой «За самую трогательную комедийную роль (фильм «Продается дача»)» VI Открытого российского фестиваля кинокомедии «Улыбнись, Россия!» (Астрахань, 2005), дипломом и призом «Немеркнущая зрительская любовь» XIV Всероссийского фестиваля «Виват, кино России!» (2006).
В период войн в Афганистане и Чечне А.В. Панкратов-Чёрный часто ездил по госпиталям с выступлениями перед ранеными, за что удостоен премий и наград различных силовых ведомоств, в том числе премии «Золотой венец границы» (бывшая премия КГБ СССР), медалей «За ратную доблесть», «Участник боевых действия на Северном Кавказе», награды МВД РФ за особые заслуги во внутренних войсках России, медалью Мозжухина, золотой медалью Ивана Кожедуба. Имеет более 20 других орденов и медалей.
А.В. Панкратов-Чёрный – профессор, вице-президент Академии безопасности, обороны и правопорядка, член Совета благотворительной организации «Благомир». Член союза писателей России, поэт, президент фестиваля искусств «Южные ночи».
Актерская судьба сводила Александра Васильевича со многими великими людьми. Он гордится встречами с Владимиром Высоцким, Жераром Депардье, Пьером Ришаром. В кино он учился у Николая Крючкова, Бориса Андреева, Алексея Баталова. Будучи президентом Детского спортивного фонда, во время проведения первого чемпионата мира по кикбоксингу в Москве познакомился с Чаком Норрисом, который выступал в роли почётного судьи. Панкратов-Чёрный комментировал чемпионат мира, представлял Чака Норриса, с которым подружился и признал его особое чувство юмора.
Любимый фильм Александра Панкратова-Чёрного «8 с половиной» Ф. Феллини. Александру Васильевичу нравится классическая музыка; Глинка, Вивальди, Бетховен, Моцарт, Верди. Своими учителями в профессии он считает Ефима Дзигана, Михаила Швейцера, Чарли Чаплина, Федерико Феллини – гениальных людей и художников, которые всегда удивляли и заставляли думать. Очень часто Панкратов-Чёрный перечитывает произведения Василия Шукшина и восхищается его писательским талантом, житейской мудростью и прозорливостью. Ему близки темы и мотивы Юрия Шевчука и группы «Любэ» – в фильме «Горячая точка» Николай Расторгуев спел песню на стихотворение Панкратова-Чёрного.
Александр Панкратов-Черный редко отказывается от приглашений на роль в кино, а о выбранной профессии ему никогда не пришлось пожалеть. Для него кино – это работа, ставшая образом жизни. Он уверен, что в кино всегда должен присутствовать элемент сказки, искусство должно дарить веру в будущее, оптимизм и надежду.
Александр Васильевич живет по старой русской поговорке: «Живем – уже праздник», поэтому старается делать незабываемым каждый день. Он любит отдыхать на даче, которая утопает в саду, где иногда старается побыть в одиночестве.
Живет и работает в Москве.

Вас может заинтересовать ::  Лицами Совершены Вандальные Действия

О ни пришли с севера, и даже слово «север» — «шаман» на их языке — связано с понятием «древний», «оставшийся позади». Трудно сказать с достоверностью, когда индейцы майя заселили вначале земли Гватемалы и Гондураса, а затем и полуостров Юкатан. Скорее всего в первом тысячелетии до нашей эры, и с тех давних пор история, культура, вся жизнь майя связаны с этой опаленной солнцем, залитой тропическими ливнями, заросшей буйной растительностью, затопленной болотами землей.
На этой земле сегодня проживает около двух миллионов человек, принадлежащих к большой языковой семье майя-кичэ. Они потомки тех, древних майя. (Мы будем пользоваться термином «майя», применяя его ко всей языковой семье майя-кичэ, населяющей в настоящее время территорию, в которую входят полуостров Юкатан и штат Чиапас (Мексика), Гватемала и часть Гондураса. Это соответствует принятой терминологии.)
Здесь обнаружено более ста остатков больших и маленьких городов и городищ, развалин величественных столиц, сооруженных древними майя. А сколько их еще скрывают заросли сельвы?
Странно звучат их названия: Тик’аль, Копан, Майяпан, Паленке. (Здесь и дальше даются общепринятые названия городов и отдельных сооружений майя, многие из которых были присвоены им после испанского завоевания и, следовательно, не являются подлинными названиями на языке майя, ни их переводами на европейские языки; например, название «Тик’аль» придумали археологи, а «Паленке» — испанское слово «крепость».)
Они возникли в разное время; разной была их судьба, хотя сейчас все они одинаково лежат в развалинах. Их безжизненные камни, разукрашенные причудливыми узорами, великолепными фресками, барельефами и скульптурами, не хотят отдавать свои сокровенные тайны.
И действительно, многое еще остается неразгаданным в истории этой удивительной и неповторимой цивилизации. Возьмем хотя бы само слово «майя». Ведь мы даже не знаем, что оно обозначает и как попало в наш лексикон. Впервые в литературе оно встречается у Бартоломе Колумба, когда он описывает встречу своего легендарного брата Христофора — первооткрывателя Америки — с индейской лодкой — каноэ, приплывшей «из провинции, называемой майя».
По одним источникам периода испанской конкисты, название «майя» применялось ко всему полуострову Юкатан, что противоречит приведенному в сообщении у Ланды названию страны — «у луумил куц йетел кех» («страна индюков и оленей»). По другим — оно относилось лишь к сравнительно небольшой территории, центром которой была древняя столица Майяпан. Высказывались также предположения, что термин «майя» был именем нарицательным и возник из презрительной клички «ахмайя», то есть «бессильные люди». Впрочем, есть и такие переводы этого слова, как «земля без воды», что, несомненно, следует признать простой ошибкой.
Однако в истории древних майя остаются до сих пор нерешенными и куда более важные вопросы. И первый из них — вопрос о времени и характере заселения народами майя территории, на которой оказались сконцентрированы основные очаги их цивилизации в период ее наивысшего расцвета, обычно называемого Классической эпохой (II — X века). Многочисленные факты говорят, что их возникновение и стремительное развитие происходили повсеместно и почти одновременно. Это неизбежно приводит к мысли, что к моменту прихода на земли Гватемалы, Гондураса, Чиапаса и Юкатана майя, по-видимому, уже обладали достаточно высокой культурой. Она была единой по своему характеру, и это служит подтверждением, что ее формирование должно было происходить на сравнительно ограниченной территории. Оттуда майя тронулись в далекий путь не как дикие племена кочевников, а как носители высокой культуры (или ее зачатков), которой предстояло в дальнейшем, уже на новом месте, расцвести в выдающуюся цивилизацию.
Почему было предпринято это великое переселение, можно лишь догадываться. Прибегая к историческим аналогиям, следует предположить, что оно не носило добровольного характера, ибо, как правило, переселения народов являлись результатом ожесточенной борьбы с нашествиями кочевников-варваров.
Откуда могли прийти майя? Не вызывает сомнений, что они должны были покинуть центр весьма высокой и обязательно более древней культуры, чем сама цивилизация майя. И действительно, такой центр был обнаружен на территории нынешней Мексики. В нем сосредоточены остатки так называемой ольмекской культуры, найденные в Трес Сапотесе, Ля Венте, Веракрусе и других районах побережья Мексиканского залива. Но дело не только в том, что культура ольмеков самая древняя на территории Америки и, следовательно, она «старше» цивилизации майя. Многочисленные памятники ольмекской культуры — застройки культовых центров и особенности их планировки, типы самих сооружений, характер оставленных ольмеками письменных и цифровых знаков и иные остатки материальной культуры — убедительно свидетельствуют о родстве этих цивилизаций. Возможность такого родства подтверждается и тем, что поселения древних майя с вполне сложившимся обликом культуры появляются повсеместно в интересующем нас районе именно тогда, когда внезапно обрывается активная деятельность религиозных центров ольмеков, то есть где-то между III — I веками до нашей эры.

Вас может заинтересовать ::  Выплаты При Рождении Второго Ребенка В 2022 Году В Москве После 30

В первое мгновение он ничего не понимает: имя автора. год 1566-й. Все совпадает, но. Брассер де Бурбур внимательно перечитывает название манускрипта и наконец замечает то, что ускользнуло от его сознания: «. извлеченное из сообщения, которое написал брат Диего де Ланда. »
Значит, это не оригинал рукописи епископа Ланды, о которой упоминают испанские историки XVI и XVII веков и которая вот уже два столетия считалась навсегда утерянной? Но тогда что это?
Пальцы не слушаются. С огромным трудом, словно тяжелые каменные плиты, переворачивают они страницы рукописи. Вот начало:
«Юкатан не остров и не мыс, выступающий в море, как полагали некоторые, а часть материка. Ошибались из-за мыса Коточ, который образует море, входящее через проход Ассенсьон в бухту Дульсе, и из-за мыса, который образует Ла Десконосида с другой стороны, по направлению к Мексике, перед тем, как прибыть в Кампече, или из-за обширности лагун, образуемых морем, входящим через Пуэрто-Реаль и Дос Бокас. »
Текст читается с трудом. Глаза не привыкли к замысловатым закорючкам. Да и тот, кто выводил их на бумаге, еще не устал и старается поразить будущего читателя вычурной красивостью своего почерка.
Брассер де Бурбур переворачивает страницу:
«. Эта провинция на языке индейцев называется «у луумил куц йетел кех», что означает «страна индюков и оленей»; они называют ее также «Петен», что означает «остров», так как их вводят в заблуждение упомянутые бухты и заливы. »
Сомнений нет — текст староиспанский, по-видимому середины XVI века. Об этом красноречиво свидетельствует построение фраз: они кажутся неуклюжими, слишком длинными и в то же время как бы обрубленными с обоих концов.
Перевернута еще одна страница:
«. Первыми испанцами, приставшими к Юкатану, были, как говорят, Херонимо де Агиляр, родом из Эсихи, и его спутники. »
Замелькали имена испанских конкистадоров, чаще других Франсиско Монтехо, первого губернатора Юкатана. Дальше, дальше. Теперь страницы не кажутся тяжелыми.
«. Хотя эти люди были просвещены в религии, а юноши преуспели (в учении), как мы говорили, они были совращены (снова) жрецами, которых имели в своем идолопоклонстве, и сеньорами и возвратились к почитанию идолов и жертвоприношениям не только курениями, но и человеческой кровью.
Вследствие этого братья сделали расследование, попросили помощи у главного алькальда и схватили многих. Их подвергли суду, и было устроено аутодафе, на котором многие попали на эшафот и были одеты в позорные колпаки, острижены и подвергнуты бичеванию, а другие одеты в санбенито на определенное время. Некоторые от огорчения повесились, обманутые демоном, но в общем все проявили много раскаяния и желания стать добрыми христианами.
В это время прибыл в Кампече брат Франсиско — Тораль, францисканец, родом из Убеды, который до этого 20 лет находился в Мексике и пришел в качестве епископа Юкатана. »
Как странно описаны страшные события 12 июля 1562 года! Столь невозмутимо спокойно о них мог рассказать только один человек, тот, кто сам организовал избиение индейцев и уничтожил священные реликвии майя, предав их аутодафе. В названии и в некоторых местах рукописи автор упоминает свое имя, скромно называя себя «брат Ланда». Конечно, нужно будет много раз прочесть и изучить каждую страницу, чтобы окончательно решить, кто именно написал этот труд, однако уже сейчас ясно одно: рукопись не фальсификация.
Волновался Брассер де Бурбур не напрасно. Находка означала великую удачу — вернее, закономерный результат настойчивых поисков французского аббата и ученого. Она открывала след, который вел к древним майя. По иронии судьбы этот след, эту «тропинку» отдавал в руки человечества тот, кто уничтожил важнейшие документы для изучения истории народа майя, их рукописи.
Диего де Ланда сжег рукописи майя в 1562 году. Брассер де Бурбур обнаружил манускрипт через триста лет, в 1863 году, однако потребовалось еще сто лет, прежде чем выяснилось, что находка Брассера де Бурбура действительно открыла перед учеными возможность пойти по следу, который оставил в своем «Сообщении о делах в Юкатане» францисканский монах.

Казалось, теперь перед учеными стояла предельно ясная задача: пользуясь «алфавитом» Ланды, который к тому же дает в своем сообщении три примера написания с его помощью слов, прочесть древние рукописи и другие тексты. Но попытки решить столь простую на вид задачу потерпели провал.
Первым приступил к чтению знаков письма маня сам Брассер де Бурбур. И он действительно «прочел», но только не знаки, а то, что ему хотелось. «Ожившие вулканы. содрогание земли. извержение лавы. » в «переводе» Брассера де Бурбура, который был страстным сторонником существования и гибели Атлантиды, впоследствии оказались. лишь списком дней из календаря майя.
Подобных «переводов» появилось немало; они делались как с помощью «алфавита Ланды», так, впрочем, и без него. Рекорд фантазерства принадлежит французу Ле Плонжону: он умудрился объявить «космогонической поэмой» о гибели Атлантиды названия букв греческого алфавита — альфа, бета, гамма и т. д.!
Правда, серьезные ученые сразу же отвергали подобные дилетантские «открытия» незадачливых дешифровщиков.
Уже в 1881 году знаток древневосточных письмен Леон де Рони предпринял первое серьезное изучение. Сделав предположение, что письмо майя — иероглифическое, то есть аналогично древним иероглифическим письменам Китая, Египта, Вавилона, он стал искать в нем три типа знаков, являющихся теми «китами», на которых держится любое иероглифическое письмо: идеографические, передающие корни слов; фонетические, передающие один слог или один звук; ключевые, или детерминативы, — знаки, которые употребляются для пояснения смысла слова, хотя сами не читаются. Например, слово «лев» может служить для обозначения животного и собственного имени; благодаря знаку-детерминативу читатель определит, о чем идет речь.
Используя знаки «алфавита Ланды» и остроумно комбинируя их с материалами рукописей, де Рони удалось обнаружить знаки-идеограммы для названий цветов, найти иероглифы, обозначающие четыре стороны света. Более того: он показал, что в письме майя были фонетические (то есть алфавитные или слоговые) знаки, и привел пример слова, записанного такими знаками: куц (индюк).
Работы Леона де Рони продолжил американский ученый Сайрус Томас, однако вместо ключа к дальнейшей дешифровке письма майя их усилиями невольно был создан крепкий замок, который закрыл двери перед несколькими поколениями исследователей, пытавшихся проникнуть в тайну письма. Дело в том, что и де Рони, и особенно Сайрус Томас допустили массу произвольных толкований знаков.
Как ни старались переписчики рукописи Ланды, они все же сильно исказили знаки «алфавита», и отождествить их с древними иероглифами было чрезвычайно трудно. Именно поэтому оба ученых допустили серьезные палеографические ошибки.
Случилось так, что эти досадные сами по себе ошибки сыграли роковую роль в исследовании письменности древних майя. Ошибочное определение рисунка знаков породило утверждение, что письмена майя нельзя читать, как, скажем, древнеегипетские или китайские иероглифы, ибо им не соответствуют какие-либо единицы языка, а можно лишь толковать тот или иной знак. Следовательно, говорили ученые, письмо майя является иконографическим, то есть каждый знак или группа знаков — это «икона», изображение чего-то совершенно конкретного, а раз так, толкование одного знака ни на йоту не поможет толкованию другого.
Идейным вождем этих ученых стал американский профессор Эрик Томпсон, многие годы считавшийся непререкаемым авторитетом в науке о древних майя. Он громил любую попытку доказать, что письменность майя иероглифическая, используя для этого ошибки своих оппонентов, главным образом в палеографии, иными словами, в умении правильно определить рисунок знака или их сочетания. Томпсон безапелляционно объявил, что Ланда ошибся в попытке получить алфавит майя у своего «консультанта», ибо знаки майя обычно передают слова, изредка, может быть, части сложных слов, но, решительно настаивал Томпсон, не буквы алфавита.
Даже крупный американский лингвист, один из пионеров современного языкознания, Бенджамен Ли Уорф, выступивший против этого категорического и безапелляционного суждения своего соотечественника, был подвергнут уничтожающей «критике» Томпсона. На работах Уорфа был поставлен крест. К сожалению, он допустил серьезные палеографические ошибки в своей попытке на практике доказать, что письмо майя было иероглифическим и передавало звуковую речь, а не набор разрозненных знаков-ребусов, что и предопределило финал научной баталии.
След, который нашел Брассер де Бурбур, казалось, был утерян окончательно.

Т ысячи рукописей, сотни тысяч исписанных разными почерками страниц хранятся в архивах Испании. О чем они только не рассказывают! Сколько труда вложили в них безымянные переписчики! День и ночь скрипели они гусиными перьями, записывая под диктовку или переписывая с листа доносы и жалобы, прошения и рекомендации, невероятные рассказы о правдивых историях и правдоподобные описания небылиц. Здесь и сообщения, поведанные осведомителями-индейцами, и длинные богословские рассуждения ученых-монахов, и родословная какого-нибудь туземного царька.
Сколько тайн, сколько человеческих трагедий скрывают пожелтевшие от времени страницы рукописей.
Сколько лет, а может, столетий назад их раскрывали в последний раз? Или они недвижимо лежат с тех пор, как впервые попали сюда?
Иногда среди покрытых пылью книжных полок появляются странные люди. С удивительной настойчивостью и терпением бережно перелистывают они страницу за страницей, вглядываясь в незнакомые почерки неведомых составителей.
Что ищут они в тысячах исписанных страниц? Может быть, описание местности, где столетия назад был спрятан сказочный клад? Или документы, чтобы получить богатое наследство. Эти странные люди, чем-то неуловимо похожие друг на друга, не кладоискатели и не ловцы чужих богатств. Но кто же они?
Аббат Шарль Этьен Брассер де Бурбур — известный французский американист — словно зачарованный смотрит на манускрипт, еще минуту назад лежавший на одной из полок библиотеки Мадридской академии истории в груде точно таких же неприметных тетрадей. Читает и перечитывает название:

О бнаруженный Брассером де Бурбуром манускрипт был копией составленного Ландой «Сообщения о делах в Юкатане», переписанной с должным старанием тремя неизвестными писцами в 1616 году. Она хорошо сохранилась, сравнительно легко читалась, и, хотя переписчики допустили (очевидно, сознательно) ряд сокращений, к счастью, они сохранили наиболее ценные части оригинала, в том числе список 27 алфавитных знаков, которыми, по словам Ланды, пользовались писцы древних майя.
В своем сообщении Ланда дал огромную и ценнейшую информацию об индейцах майя. Она помогла раскрыть многие тайны их великой цивилизации.
В «Сообщении о делах в Юкатане» Ланда записал легенды о прошлом майя. Многие из них, очищенные от двойной мистической приправы — майя и католической, легли в основу хронологии и истории майя. Он рассказал о быте, обычаях и религии народа, о том, чем питались майя, как одевались и что строили, чему радовались и отчего печалились; как женились, воспитывали детей и хоронили умерших; описал их ремесла, торговлю, земледелие и даже правосудие. Но больше всего внимания Ланда уделил разоблачению их веры. Его подробные, хотя и тенденциозные, ведь он был католическим монахом, записи довольно полно раскрывают духовный мир майя, мрачный и откровенно жестокий во всем, что касалось их религии.
Ланда помог понять и изучить на основе собранного в сообщении богатейшего материала систему летосчисления и календаря майя. В результате календарные знаки как в рукописях, так и на других памятниках культуры майя сравнительно легко поддались расшифровке и стали достоянием ученых.
Наконец, Ланда довольно подробно, хотя и путано, рассказал о письменности майя и записал «алфавит», ставший впоследствии знаменитым. Конечно, Ланда не предполагал, что три столетия спустя вокруг «алфавита» возникнут ожесточенные споры и начнется полемика длиною в целый век; что его «алфавит» будет порождать надежды и с одинаковой легкостью убивать их.
Иными словами, Диего де Ланда и его «Сообщение о делах в Юкатане» сегодня, как и сто лет назад, стоят в центре всех исследований, которые связаны с историей и культурой древних майя.
Однако разве Ланда не уничтожил все рукописи майя и тем самым не «обезвредил» составленный им самим «алфавит»?
К счастью, от костров испанской инквизиции чудом уцелели три рукописи майя. Кроме того, на древних архитектурных сооружениях этого великого народа-строителя были обнаружены многочисленные знаки, весьма схожие с теми, что заполняли рукописи. Во время раскопок, которые к моменту открытия Брассера весьма робко, но все же велись на развалинах древних столиц, крупных центров и больших и малых городищ майя, археологи нашли высокие продолговатые камни — стелы, сплошь разукрашенные теми же таинственными знаками. Надписи попадались и на пластинах, статуэтках и других мелких украшениях. Словом, к концу XIX века накопилось немало текстов майя.

Adblock
detector